Главная / Общество / «К нам ходят за девственницами»: меня обнюхали в клубе православных знакомств

«К нам ходят за девственницами»: меня обнюхали в клубе православных знакомств

В День Святого Валентина принято признаваться в любви. Кольца с бриллиантами, шампанское в номер, машины, перевязанные бантиком — это все мы уже проходили. К счастью, выяснилось, что в Москве работает клуб православных знакомств имени Петра и Февронии, куда наш спецкор и сходила. На встрече верующих баловали тонким слоем кабачковой икры, рассуждали о девственности и нюхали женщин. В развлекательную программу входили — общая молитва, проповедь настоятеля храма, чаепитие, во время которого и планировался непосредственный поиск второй половинки.

«К нам ходят за девственницами»: меня обнюхали в клубе православных знакомств

Началось все с объявления в соцсети: «При храме Успения Пресвятой Богородицы в Путинках действует Молодежный клуб во имя Петра и Февронии. Каждое воскресение в 17.00 служится молебен перед чудотворной иконой Петра и Февронии, о. Алексий читает проповеди, посвященные поиску второй половинки, гармонии в семье.

Проводится чаепитие, на котором присутствует обычно около 300 человек. Приглашаются православные исполнители. После чаепития — прогулки по Москве, спортивные мероприятия, мастер-классы по историческим бальным танцам.

Основной возраст участников Клуба – 25-40 лет. С момента создания Клуба (сентябрь 2007 год) из участников образовалось около 100 венчанных пар».

Программа вечеринки, планируемой на 11 февраля, выглядела несколько скромнее. Танцы и прогулки по Москве никто не обещал. Ограничились молебном, проповедью и чаепитием. Организаторы «банкета» предупреждали, что 11 февраля — последний шанс для судьбоносной зимней встречи. Далее — перерыв на Великий пост до 15 апреля. Во время поста, предаваться любовным утехам — тяжкий грех.

Я списалась по сети с президентом клуба Екатериной. Поинтересовалась точным местом и временем встречи, уточнила правила дресс-кода, спросила, нужна ли какая-то помощь и почем нынче православный кутеж.

Ответ от Екатерины пришел мгновенно: «С собой нужен головной убор. Насчет денег: мы обычно просим пожертвования по силам — на продукты.

Приходите к 17.15, поможете накрыть на стол. Вам нужно будет пройти в трапезную. Это справа от Храма. Там же, где туалет. Можете спросить женщину, которая пирожками торгует. Она покажет.

Если Витя будет уже, он вам откроет сарай и даст все необходимое для готовки. Если нет — тогда придется это делать Жене. Я буду на связи».

Кто такие Женя и Витя, Екатерина не пояснила.

В назначенный день я направилась в Храму. Над нарядом голову ломать не стала. Черные брюки, толстовка, ботики, минимум косметики. В сумку бросила на всякий случай юбку, на голову повязала платок.

«Можно кого покраше и помоложе прислать?»

Гулянка для верующих намечалась в самом центре Москвы. Храм Успения пресвятой Богородицы — в 10 минутах ходьбы от Пушкинской площади.

Захожу во внутренний двор. Слева — вход в храм. Справа — сарай, он же — трапезная с общей уборной.

В сортир выстроилась приличная очередь из мужчин. Внешне — все на одно лицо. Одежда тоже не блещет разнообразием. На ногах — стоптанные ботинки, из верхней одежды — толстые бушлаты, напоминающие телогрейки, на лице — щетина месячной давности.

Никто не разговаривает. Не улыбается. С каменными лицами ждут своей очереди. Приспичило не по-детски, видно.

В узком коридоре не развернуться. Пытаюсь протиснуться к двери, ведущей на кухню. Меня не пропускают. Думают, что решила пролезть без очереди. Жду, пока собравшиеся, разойдутся. Когда проход освободился, я открыла дверь на кухню.

Комнатка в 10 «квадратов». На стенах — десятки икон и внушительных размеров портреты Николая Второго и патриарха Кирилла. Сбоку — встроенная кухня, посередине — большой стол, за которым стругают овощи-фрукты худощавая женщина и двое мужчин — один высокий в черной водолазке и в спортивных штанах с острым носом, второй — хрупкий, в тельняшке, напоминающий моряка-дембеля.

— Я пришла вам помогать, — поприветствовала я собравшихся.

Радости на лицах встречающих не заметила.

— А помоложе и покрасивше нельзя было кого прислать? — выдал остроносый.

«Видимо, в моей помощи здесь не нуждались», — подумала я. Вышла на улицу. Решила подойти позже, сразу к пиршеству.

Пока раздумывала, из трапезной выбежал «моряк»: «Вы на него не реагируйте, пойдемте обратно в трапезную, поможете нарезать нам продукты».

Я дама не гордая. Дважды звать меня не надо. Так что с радостью проследовала за переговорщиком.

На этот раз меня встретили немного теплее. Мы познакомились с коллегами по готовке. Тот, который требовал «помоложе и красивее», представится Львом, парня в тельняшке звали Иваном, худощавая девица лет 36 — Ольга. К нашей компании чуть позже присоединилась пожилая женщина. Видимо, работница храма. Она так и осталась для меня безымянной.

— Ирина, берите нож, режьте хлеб, мажьте икру, разделывайте фрукты, все это раскладывайте по тарелочкам, — руководила процессом Ольга.

По замыслу женщины, должно было получиться 25 тарелочек со сладкими блюдами, 25 — с фруктами, 25 — с бутербродами и овощами.

— На какие деньги вы покупаете продукты? — поинтересовалась я.

— Это все пожертвования, все от Бога, — ответили хором присутствующие.

Ассортимент блюд вызвал легкое недоумение, учитывая количество предполагаемых гостей — порядка 200 человек (летом в храме собираются до 700 человек). Итак, в этот день Бог послал на традиционное чаепитие икру заморскую — одну банку, хлеб — белый и черный, огурцы и помидоры — по 3 штуки, сыр «Российский» — 200 граммов, яблоки — 1 кг, бананы — 1 кг, мандарины — 1 кг.

Из сладостей: кексы — 6 шт, конфеты «Батончики» — 2 упаковки, пастила — 1 пачка, зефир — 1 пачка, пирожные — 4 шт, шоколадные рулетики — 8 шт.

Мне велели нарезать тонкими кольцами банан, очищать мандарины и делить их на дольки, стругать яблоки — затем фруктовое ассорти раскладывать по тарелочкам.

— Поменьше нарезайте, народу много, всем должно хватить хотя бы по дольке фрукта, — напутствовала меня Ольга.

Дальше приступили к готовке сэндвичей с кабачковой икрой. Ломтик белого хлеба покрывали таким тонким слоем деликатесного продукта, что бутерброд тут же заветривался. Вид у блюда становился, мягко говоря, непрезентабельным. В какой-то момент еда начала вызывать у меня чувство тошноты. «Неужели это кто-то станет есть?» — непроизвольно вырвалось у меня.

— Еще как станут. Все сметут в момент. Вот увидите, — убеждал меня Лев.

На тарелки также разложили скоромные бутерброды с огурцом и с сыром.

В процессе подготовки к вечеринке мы, наконец, разговорились.

— Вы не обижайтесь на Льва, он слабовидящий, не разглядел вас, вот и обидел случайно, — начал беседу Иван.

— Да, я практически ничего не вижу, — кивал Лев, заглядывая мне в глаза. — Вот вы для меня — сплошное серое пятно.

— По запаху. Вот я общался с глухонемыми. Они выглядят моложе. Хорошо сохранились, потому что много двигаются, фейслифтингом занимаются, мимика у них подвижная. Пойдемте со мной на спектакль глухонемых, сами увидите. На неделе давайте встретимся, бесплатный вход для всех. И платить ничего не придется.

Надо только заранее приехать. Места лучшие занять. Вы не думайте, я ведь умный очень, по образованию социальный психолог, 10 лет изучаю язык слепоглухонемых.

— Нет. Мне главное, чтобы она здоровая была. Та женщина, которая будет со мной — я ее сделаю самой счастливой.

— Я случайно нашел это место. В интернете лазил, всякие знакомства искал, а тут раз и на православных наткнулся. Уже 7 лет сюда хожу. И все никак не найду свою судьбу. Тут всем надо материальное — машину, дачу. Православные ничем от обычных баб не отличаются. А у меня ничего нет. И работы нет. На бирже труда стою.

В разговор вмешивается пожилая женщина, которая все время тихо сидела в сторонке. Наблюдала за процессом готовки.

— Не поэтому у тебя никого нет, просто ты не умеешь общаться с людьми. Тебе даже батюшка сказал — надо учится находить общий язык со всеми.

Впрочем, «матрос» Иван тоже четыре года обивает пороги клуба Петра и Февронии. И тоже сидит без пары.

— По запаху. Я всех женщин «вижу» по запаху. Вот вы сейчас конфеты достали батончики — их я тоже определяю по запаху. И обоняние у меня острое. Вон телефон вы сейчас достали. По кнопкам стучите.

Кнопок на моем телефоне не было. Но я не стала спорить. Вдруг это грех?

Когда бутерброды были готовы, фрукты нарезаны и расфасованы, мы приступили к сладостям.

— Чтоб на всех хватило, пряники, зефир и пастилу режем на четыре части, а вот эти шоколадные рулетики можно и на 6 частей, — инструктировала Ольга.

За 20 минут искромсали все сладости: кексы, зефир, пирожные. Разве что батончики велели подавать целиком. И долго не могли решить, что делать с творожным пирожком.

— Может, его тоже порезать? — задумалась Ольга. — Или давайте сами съедим.

Я от угощения вежливо отказалась.

Когда было все готово к торжеству, Лев неожиданно обратился ко мне.

— А вы зачем сюда пришли? Думаете, на вас сейчас все набросятся? — и засмеялся в кулачок.

Я помнила, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят, поэтому сдержалась и на этот раз. «На все воля Божья», — вздохнула в ответ.

Мы присели в ожидании окончания молебна, где присутствовали основные гости клуба.

— Давайте помолчим, послушаем, что батюшка говорит, такая хорошая и полезная молитва, — служащая храма включила радио, откуда доносился голос священника.

— Я пыталась разобрать слова батюшки. Не вышло. Связь оказалась слишком неважнецкой. Молчание между нами прервала директор клуба Екатерина, которая ввалилась в трапезную с коробкой.

— Смотрите, что нам принесли, это конфеты — подарок от наших молодоженов, — девушка выставила коробку на стол. — Ребята здесь познакомились, сейчас пришли к нам. Сфоткайте обязательно коробку и конфеты, и выложите в нашу группу в соцсети. Все сегодня снимайте, что будет происходить. Это важно, чтобы люди видели, что только в Успенке (так старожилы клуба называют храм Успения Пресвятой Богородицы — Авт.) можно найти настоящую любовь.

Так я получила карт-бланш на съемку всего происходящего.

Екатерина удалилась. И мы остались ждать окончания молебна, чтобы отправится в храм сервировать столы.

«Давай накатим, или ты уже?»

Как выяснилось чуть позже, окончание молебна — не означало начала чаепития…

— Теперь помазание, помазание, скорее, бежим — закричали хором и буквально за руку выволокли меня из трапезной коллеги по поварскому цеху.

— Можно мне не ходить? — упиралась я. Признаюсь, в этот момент меня охватила легкая паника. С церковными обрядами я была не особо знакома.

Все замерли. Округлили глаза.

— Как это не ходить на помазание? Вы что? Нельзя не ходить. Это самое важное действо. Вы ведь ищете любовь. Вам надо приложится к иконе. Батюшка совершит помазание, — втолковывал Иван.

— А если я стесняюсь? — пыталась придумать оправдание.

— Побежали, хватит разговаривать, — мужчина схватил меня за руку, и мы всей дружной компанией направились в храм.

Народу внутри было не протолкнуться. Как выяснилось, все собравшиеся гости после молебна выстроились в очередь на помазание.

— Нам можно без очереди, мы помогали готовить, — протискивался через толпу Иван.

Я даже не успела понять, что нужно делать во время помазания, как оказалась перед иконой. Что происходило дальше — помню плохо. Слышала лишь, как шипели окружающие: «Давай уже быстрее. Подошла к батюшке и ушла». Я ткнулась носом сначала в икону, потом в батюшку и рванула на улицу.

— А теперь несем подносы с блюдами. Накрываем столы, — окликнула меня Ольга.

Очередь на помазание потихоньку рассосалась.

Там, где еще недавно читали молебен, расставили столы. Мужчины, женщины ломанулись занимать лучшие места. Представители сильного пола, не стесняясь, расталкивали руками потенциальных невест, и усаживались поближе к главному столу, к месту, отведенному батюшке. Сидячие места достались не всем.

— На каждый стол ставим по одной тарелке со сладостями, с бутербродами и фруктовую, чтобы всем хватило, — засуетились мои компаньоны.

На какой стол что ставить, я уже не думала. В итоге, на одном столе оказались сладости. А кому-то пришлось довольствоваться теми самыми бутербродами с заветренной икрой.

Замечу, что продукты со стола сметали, действительно, со скоростью звука. Чая не дожидались.

Пока я носилась с подносами, мне не хватило места за столом. Уступать стул никто не собирался.

Я присматривалась к людям. Большинству собравшихся — далеко за 30. В храме стоял гул. Мужчины мне показались все на одно лицо. Такие лица бывают у тех, у кого за плечами тяжкий груз прожитых лет. Женщины — разные. Молодые и не очень. Одеты прилично, некоторые пришли на вечер знакомств в норковых шубах и в откровенных декольте.

— Ангелы за трапезой, приветствую вас, — раздался в микрофон голос главы клуба Екатерины.

Все улыбнулись, дожевывая бутерброды с огурцом и икрой.

Екатерина долго рассказывала про цели клуба, приветствовала новичков, приглашала всех в паломническую поездку.

Затем к зрителям вышел могучий парень с деревянным ящичком в форме сердечка. Ящик пустили по рядам. Кто-то бросал по 100 рублей, кто-то по 50. Скидывались не все. Крепыш заметил это. И направился по рядам выбивать пожертвования.

— Ты давай сбрасывайся, каждый раз ходишь, с тебя не убудет. — тряханул он за плечо мирно сидящего мужчину.

— Я уже кинул, спроси у других, — оправдывался тот.

Рядом закивали. Ответственный за ящик повернулся ко мне.

— Я уже сдала, — не стала дожидаться я вопроса.

— Это хорошо, — кивнул он и прошел мимо.

Тем временем, за столами началась непринужденная беседа. Заметила, как 40-летний мужчина заигрывал с молодой девушкой. Та смеялась, жеманничала. Но в какой-то момент кавалер переключил свое внимание на соседа.

— Ну что, сейчас закончится все здесь и пойдем в соседнее заведение. Накатим там, — мужчины ударили по рукам.

Сосед улыбнулся.

— Или ты уже?

Сосед кивнул.

— Я бы тоже махнул коньячку. Нет случайно с собой?

Таких желающих «согреться» в храме оказалось немало. Запах крепкого алкоголя постепенно стал заполнять стены церкви.

«Ходят специально, чтобы найти девственниц»

Следующая часть программы — проповедь батюшки, настоятеля храма отца Алексия. Священнослужитель сидел по центру и отвечал на вопросы, которые все желающие писали на листочках.

— Вот первый вопрос от девушки: «Уже второй православный парень спрашивает, девственница ли я?», — зачитал вопрос батюшка. — Я вам так скажу, к нам в Успенку ходят специально, чтобы найти здесь девственниц. Сюда идут мужчины, побитые жизнью, потерянные, которые надеются встретить чистую и непорочную девушку.

В зале раздался смешок. Девушки зарделись. Женщины постарше улыбнулись.

— Меня часто спрашивают девушки, почему мужчины ищут именно целомудренных, это же большая редкость? — продолжал отец Алексий. — Я им и мужчинам отвечаю, что девственность сейчас не в цене, главное, чтобы женщина не там была девственна (опускает глаза), а в голове. Мысли ее должны быть девственно чистые.

Оратор делает паузу. Затем зачитывает следующий вопрос из зала:

— «Хочу девственного парня». Девушки, хочу заметить, может, внешне он и девственный, но в голове у него много шалостей. Ведь среди священников — единицы девственники. Кто бравирует целомудрием, не слушайте их. На душу надо смотреть. И запомните, в этой жизни все можно вымолить, кроме целомудрия.

Женщины выдохнули. Мужчины не сдержали громкий смех.

Далее батюшка переключился на вопрос про изгнание беса. Я уже его не слушала. Мне хотелось побыстрее удалиться.

Вдруг услышала сзади знакомый голос:«Ну что стоите, да? Никто с вами не разговаривает? А что я говорил?».

Это был Лев. Сглазил меня, наверное, когда задолго до чаепития сказал: мол, никто на тебя и не клюнет.

Дожидаться окончания трапезы я не стала. Вышла на двор.

Кто-то из девушек тоже стал покидать церковь. К одной скромной мадам в очках, подошел молодой человек.

— Телефончик оставите?

Девушка сразу продиктовала.

— А как вас зовут-то?

— Катя.

— Где работаете?

— В налоговой.

— Вы далеко живете? Я бы вас проводил.

— Далеко. Нагатинская.

— Далеко. Тогда сами идите. Потом созвонимся.

Довольная девушка побежала к метро. Она вся светилась от такого внимания. Мужчина тем временем вернулся в храм. Вот и познакомились. Наверное, созвонятся. Но историю этих отношений мы уже не узнаем.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник

Смотрите также

Первый электробус Ростова-на-Дону во время ЧМ-2018 станет экскурсионным

Первый электробус Ростова-на-Дону, который уже прибыл в город, станет экскурсионным в период проведения чемпионата мира по футболу 2018 …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *