Главная / Культура / Вера Васильева о смерти Михаила Державина: «Жена Роксана нас успокаивала»

Вера Васильева о смерти Михаила Державина: «Жена Роксана нас успокаивала»

Скончался всенародно любимый актер Михаил Державин. В его долгой жизни Михаилу Михайловичу выпало большое счастье — он оказался выходцем и, собственно, частью «золотого состава» театра Сатиры, причем в ту пору, когда сама сатира как жанр была на коне. Вот они все этого коня и оседлали — все: от Тусузова до Менглета, от Миронова до Папанова. Что ни человек — то событие.

И никого из них «актером-краской» не назовешь, они купались в своем естестве, играли широко. Таков был и Державин — сам себе эстрада, сам себе «счастливцев — несчастливцев»: одно слово, один легкий поворот в профиль — и тут же летел птицей-тройкой и Гоголь, и Щедрин, и кто угодно, потому что время этим дышало. Ровно полвека Державин отдал родной «Сатире» — в кавычках и без.

Вера Васильева о смерти Михаила Державина: «Жена Роксана нас успокаивала»

Благороднейшая Вера Кузьминична Васильева, конечно, сразу понимает по какому поводу мы ее беспокоим:

— Да уж какое тут беспокойство, — говорит она, — так важно еще раз вспомнить об этом удивительном, светлом человеке…

— Горе очень большое. Неожиданное совершенно. Хотя он в последнее время болел и мало был в театре. Но когда приходил, всегда был веселым и очень добрым, очень… успокаивающим. Все же волновались — как он себя чувствует, а он только кивал — всё нормально, всё хорошо. Державин создавал ту атмосферу возле себя, когда веришь только в хорошее.

— Конечно, потому что был очень позитивным. Дарил радость. Радость таланта. Радость доброй души. Радость шла от его ума и юмора. От его красоты. Я, кроме самых теплых чувств, никогда в жизни ничего к нему не испытывала. Ни раздражения, ни злобливости…

— Нет-нет, в репетициях — чуткий к партнеру, человек-очарование. Потому что сам испытывал радость от жизни. Это огромная потеря. Нас осталось очень немного. Тех, кто был в момент создания той самой «Сатиры» — с ее трудностями, с невзгодами, но всё это Державин переносил всегда с терпением и с юмором. Я вообще его не видела раздраженным. Или сердитым. Никогда в жизни. Нес только улыбку, обаяние.

— Не знаю — вдруг или не вдруг он сложился, но они были бесподобны на сцене, это огромным наслаждением было видеть этот дуэт — их совместный талант так много давал зрителю… Нет, Державин — прелестный, побольше бы таких. А его кино- и телероли — и «Кабачок», и симпатичный образ в фильме «Трое в одной лодке». И на эстраде они работали с Ширвиндтом, но это даже не столько работа, сколько существование, совместная радость с товарищами… безотказный — выступал у друзей на юбилеях. Он был цельным — его роли были окрашены его добротой и собственным юмором. От него становилось хорошо всем.

— Да, у нас был роскошный состав артистов, очень многих уже нет. Но это важно, что он был не только блистательным артистом, но и чудесным в жизни… вот мы эту радость потеряли. Даже когда болел, заходил в театр и всех успокаивал — ничего, ничего, всё идет своим чередом… не вызывал излишней жалости к себе, наоборот, этого не хотел. Да болел, да не играл года два, но не надо жалости! Не хотел быть обузой.

— Мы его очень любили. Родной человек. Виделись редко уже. Мы спрашивали у Роксаны (Бабаян — «МК»), его жены — она старалась нас успокоить: когда становится хуже — принимаем меры, а в общем — нормально… и как-то мы были спокойны, что ничего катастрофического нет. Но ведь смерть… это такое дело. Неожиданное всегда. Мы так надеялись, что он еще поживет. Но… это уже судьба. Солнышко наше.

Смотрите фоторепортаж по теме:

Скончался Михаил Державин: путь актера в фотографиях

19 фото

Источник

Смотрите также

В Ватикане установят памятник армянскому богослову Григору Нарекаци

Григор Нарекаци   5 апреля в Ватикане будет установлен двухметровый бронзовый памятник армянскому средневековому богослову, поэту …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *