Главная / Культура / Великий кнут под псевдонимом Николай Щедрин

Великий кнут под псевдонимом Николай Щедрин

»
alt=»Великий кнут под псевдонимом Николай Щедрин» itemprop=»url image» role=»img»/ Великий кнут под псевдонимом Николай Щедрин />

Иван Крамской. Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. 1879

  

Талантливый писатель, имевший при жизни множество поклонников, и сейчас любим и ценим народом. И не только за великолепное чувство юмора. Чтение его работ невозможно представить без взрывов хохота и смеха до слёз. Произведения Салтыкова-Щедрина проникнуты убежденностью в том, что «…истинная любовь к народу заключается в трезвом взгляде на его сильные и слабые стороны, на его достоинства и недостатки. Писатель хотел видеть народ свободным и счастливым, а потому не мирился с теми качествами, которые прививались массам в течение столетий: покорностью, пассивностью, смирением и т. п. Будучи революционером-демократом, Щедрин глубоко верил в творческие силы народа, в его огромные потенциальные возможности, в народ как ту силу, которая способна радикально изменить мир. Но также он видел, что современный ему, реальный народ еще далек от этого идеала». Актуальность его работ нисколько не уменьшилась в наши дни.

Михаил Салтыков родился шестым ребенком 15 (27) января 1826 года в дворянской семье в селе Спас-Угол Тверской губернии. Его отец, Евграф Васильевич, был коллежским советником и потомственным дворянином. Мать — Ольга Михайловна Забелина — была из семьи московских дворян Забелиных. Дома его учили крепостной живописец Павел Соколов, сестра, священник из соседнего села и гувернантка. В 10-летнем возрасте Михаил Салтыков начал обучение в Московском дворянском институте, а через два года — в 1838 году — в качестве поощрения за хорошую учебу был переведен в Царскосельский лицей под Санкт-Петербургом. В тот самый, где в первом наборе учился и который в 1817 году окончил Александр Сергеевич Пушкин.

Михаил Салтыков в 1850-х годах

Отучившись восемь лет в лицее, Михаил прослыл среди своего окружения «мрачным лицеистом». Там Салтыков начал пробовать писать стихотворения и понял, что не имеет таланта поэта. По окончании учебы он получил чин Х класса и 1845 году поступил на службу в военную канцелярию на внештатное место. Только через два года его берут в штат на должность помощника секретаря. Он успевал много читать, увлекся Жорж Санд и французскими социалистами. Три года он писал и печатался в «Отечественных записках»: сначала библиографические заметки, затем повести «Противоречия» и «Запутанное дело». В этих произведениях читатели могли найти как критику крепостного права, так и зажигательный юмор.

Последствия не заставили себя долго ждать. Уже в 1848 году 22-летний Михаил Салтыков был выслан в Вятку за вольнодумие. Там писатель прожил восемь лет. Служил сначала канцелярским, а затем старшим чиновником при вятском губернаторе. В обязанности Михаила Евграфовича входили частые командировки и следственная работа, что позволило ему собирать материал для своих произведений об обычной жизни народа.

Обложка книги

Вернувшись в 1855 году из ссылки, Салтыков-Щедрин поступил на службу в министерство внутренних дел. Одна из дочерей вятского вице-губернатора — Елизавета Аполлоновна Болтина — в 1856 году вышла за него замуж. В 1856—1857 годах были опубликованы его «Губернские очерки», ставшие первой ласточкой «обличительной литературы». В 1858 году Михаила Евграфовича назначили вице-губернатором Рязани, а затем Твери. Параллельно писатель печатался в журналах «Русский вестник», «Современник», «Библиотека для чтения».

«Внешняя сторона мира кляуз, взяток, всяческих злоупотреблений наполняет всецело лишь некоторые из очерков; на первый план выдвигается психология чиновничьего быта, выступают такие крупные фигуры, как Порфирий Петрович, как «озорник», первообраз «помпадуров», или «надорванный», первообраз «ташкентцев», как Перегоренский, с неукротимым ябедничеством которого должно считаться даже административное полновластие».

В 32 года Салтыков получил пост вице-губернатора Рязани, а через два года — в 1860 году — Твери. Удивительно, но, видимо, работа вице-губернатора предполагает достаточно много свободного времени. Иначе как бы этот период жизни писателя оказался для него столь плодовитым на произведения. В это время он печатается в «Современнике», «Библиотеке для чтения», «Московском вестнике». В 1858—1862 годах были изданы два его сборника — «Невинные рассказы» и «Сатиры в прозе», впоследствии дважды переиздававшиеся при жизни писателя.

Обложка книги

В 1862 году Салтыков-Щедрин первый раз подает в отставку. И можно было бы сказать, что биография Михаила Евграфовича ранее была связана больше с карьерой, чем с творчеством, а теперь наоборот. Переехав в Санкт-Петербург, писатель устраивается на редакторскую работу в журнал «Современник». Он пишет общественные и театральные хроники, рецензии на книги, публицистические статьи, полемические заметки, беллетрические рассказы.

«…Щедрин… почти никогда не употреблял пера своего на описание чего-либо, лишенного строгого гражданского характера, на какие-либо пустяки, касающиеся судьбы частного, безвестного лица или истории сердца, движимого интересами, которых прямо нельзя связать с интересами всего общества. <…> Все это дает деятельности г. Щедрина какой-то суровый характер, несмотря на откровенный его юмор и на замечательную способность к политической карикатуре и к «шаржу» вообще», — писал П. В. Анненков в 1863 г. в своей работе «Г-н Н. Щедрин».

Однако жесткая цензура Бутурлинского комитета не позволяют работать инакомыслящим изданиям, в числе которых оказывается и «Современник». Так, в 1864 году Салтыков-Щедрин вынужден вернуться на службу, заняв должность управляющего казенной палаты в Пензе, а затем с 1866 года в Туле и в 1867 году — в Рязани.

В 1865 г. А. В. Дружинин написал: «…Нам видится в г. Щедрине писатель многосторонней силы… <…> …Щедрин, может быть, более чем кто-либо из ныне пишущих людей, разумеет поэзию и правду чиновничьей жизни, знаком с бытом и понятием целого многочисленного класса наших сограждан. Он может просто и правдиво говорить о вещах, о которых мы до сих пор мало говорили по причине нашего незнания. Как человек служащий и знающий службу, он должен сделать для нашего чиновного быта то, что граф Лев Толстой сделал для военного. <…> С его знанием дела нельзя не быть самостоятельным, с его любовью к правде легко достигнуть всесторонности в таланте».

В 1868 году Михаил Евграфович уходит в отставку, активно занимается литературной деятельностью. В этом же году писатель становится одним из редакторов «Отечественных записок», а после смерти Николая Некрасова занимает пост ответственного редактора журнала. В 1869—1870 годах Салтыков-Щедрин создает одно из самых известных своих произведений — «История одного города», в котором поднимает тему отношений народа и власти.

«История одного города» создавалась в те годы, когда стало совершенно ясно, что революционная ситуация 1859−1861 годов окончилась ничем из-за пассивности широких масс… Века рабства настолько забили и притупили крестьянские массы, что они были неспособны во время реформы ни на что, кроме раздробленных, единичных восстаний, скорее даже «бунтов», не освещенных никаким политическим сознанием…» — писал впоследствии В. И. Ленин.

Обложка книги

Вскоре издаются сборники «Признаки времени», «Письма из провинции», роман «Господа Головлевы». Приведу несколько выдержек из известнейшего бессмертного романа «Господа Головлёвы»:

«Бывают минуты хорошие, бывают и горькие — это в порядке вещей. Но и те и другие только скользят, а отнюдь не изменяют однажды сложившегося хода жизни. Чтоб дать последней другое направление, необходимо много усилий, потребна не только нравственная, но и физическая храбрость. <…> И тут предстоит убить свою прежнюю жизнь, но, убив ее, самому остаться живым».

«Ах! Великая вещь — жизнь труда! Но с нею сживаются только сильные люди да те, которых осудил на нее какой-то проклятый прирожденный грех. Только таких он не пугает. Первых потому, что, сознавая смысл и ресурсы труда, они умеют отыскивать в нем наслаждение; вторых — потому, что для них труд есть прежде всего прирожденное обязательство, а потом и привычка».

«Пошлость имеет громадную силу; она всегда застает свежего человека врасплох, и, в то время как он удивляется и осматривается, она быстро опутывает его и забирает в свои тиски. Всякому, вероятно, случалось, проходя мимо клоаки, не только зажимать нос, но и стараться не дышать; точно такое же насилие должен делать над собой человек, когда вступает в область, насыщенную празднословием и пошлостью. Он должен притупить в себе зрение, слух, обоняние, вкус; должен победить всякую восприимчивость, одеревенеть. Только тогда миазмы пошлости не задушат его».

Обложка книги

В 1884 году «Отечественные записки» были закрыты, что произвело на писателя очень сильное воздействие и серьезно подорвало его здоровье, поскольку «…редакционной работой М. Е. Салтыков занимался неутомимо и страстно, живо принимая к сердцу всё касающееся журнала. Окружённый людьми ему симпатичными и с ним солидарными, Салтыков чувствовал себя благодаря «Отечественным запискам» в постоянном общении с читателями, на постоянной, если можно так выразиться, службе у литературы, которую он так горячо любил и которой посвятил в «Круглом годе» такой чудный хвалебный гимн (письмо к сыну, написанное незадолго до смерти, оканчивается словами: «Паче всего люби родную литературу и звание литератора предпочитай всякому другому».)».

В последние годы творчество Салтыкова-Щедрина достигает кульминации. Писатель издает сборники «Сказки» (1882—1886), «Мелочи жизни» (1886—1887), «Пошехонская старина» (1887—1889). После закрытия «Отечественных записок» он вынужденно начинает печататься в журнале «Вестник Европы».

Самохвалов А. Н. Иллюстрация к главе «Органчик» для книги Салтыкова-Щедрина М. Е. «История одного города». 1933

Умер Михаил Евграфович 10 мая (28 апреля) 1889 года в Санкт-Петербурге, похоронен на Волковском кладбище, по его воле рядом с И. С. Тургеневым.

Очень точно и интересно о творчестве Салтыкова-Щедрина отзывается и его современник Д. И. Писарев: «…Щедрин, вождь нашей обличительной литературы… <…> …принимаясь за перо, он… не предлагает себе вопроса о том, куда хватит его обличительная стрела — в своих или в чужих… Он пишет рассказы, обличает неправду и смешит читателя единственно потому, что умеет писать легко и игриво, обладает огромным запасом диковинных материалов и очень любит потешиться над этими диковинками вместе с добродушным читателем… Смех г. Щедрина убаюкивает и располагает ко сну… …мы смеемся и склоняем голову на подушку и тихо засыпаем, с детскою улыбкою на губах».

Смотрите галерею к статье

Источник

Смотрите также

Как взломать чужую голову на расстоянии. Антиутопия от интернетофоба

   Двадцать лет назад новозеландец Эндрю Никкол сделал впечатляющий дубль: выпустил режиссерский дебют — научно-фантастическую …

Добавить комментарий