Главная / Культура / «Свободный, независимый, отвязный Гордон сдался»

«Свободный, независимый, отвязный Гордон сдался»

Нет, это не та, о которой вы подумали. Своей бывшей Кате он дал только фамилию, и она пошла в президенты. Не дошла. Зачем пошла? Ну как же, куда Ксения Собчак, туда и она, Екатерину к ней магнитом тянет. Только Собчак собчаково, остальным тут не место.

Нет, Гордон женского рода — это что-то нереальное. Я здесь имею в виду Александра Гордона. Вы забыли, кто это такой? Я вспомнил, когда случайно включил передачу «Мужское/Женское». Да, в какой же дыре оказался человек. (Полностью Трампа цитировать не будем.)

Он ведет эту передачу с бывшей женой Андрея Аршавина Юлией Барановской. Мать троих детей, красавица, правда, говорит почему-то голосом Розы Сабитовой. А почему не Кати Андреевой или Кати Стриженовой? Да, это первая жена Аршавина. Вторую мы видели недавно, в самолете. Наверное, ее тоже скоро возьмут в телевизор — чем больше сдадим, тем лучше!

Но я о Гордоне. О том самом Гордоне, который блестяще начинал в программе «Нью-Йорк, Нью-Йорк». Просто потому, что жил в этом Нью-Йорке. Потом вернулся и поразил широкую общественность своей отвязностью, в самом хорошем смысле. Независимостью — вообще ни от кого. Он создал тогда Партию общественного цинизма (ПОЦ) и даже хотел баллотироваться в Думу. Не прошел, конечно, потому что по своей циничности так и недотянул до наших депутатов.

Он делал что хотел и как хотел. На радио, а потом и на ТВ появилась передача «Хмурое утро» — образец абсолютной телевизионной, творческой и человеческой свободы. Стильного пофигизма и умения плевать на всю эту суету с высокой полки. Такого, как Гордон, не было на нашем ТВ, это точно.

Дальше было много программ, хороших и разных. Но самой лучшей стал «Закрытый показ» — ночные обсуждения русского неформатного кино до одури, до рассвета. И не о кино даже — о смысле жизни, как мы любим. Гордон вел ее необычайно умно, провокационно и стильно.

А еще был просто «Гордон». Это сейчас модно называть проекты именем себя, любимого. Вот вам «Познер», вот «Ургант вечерний», а тогда царствовал один только Александр Гордон. И тоже ночью к нему приходили абсолютно не медийные, но очень значимые люди — ученые земли русской. О чем они там беседовали, было совершенно непонятно. Да и неважно. Главное — волшебная магия глубинного разговора о самом главном.

Что случилось потом? Свободный, независимый, отвязный Гордон отдался. Или сдался. Кому? Конечно, власти. Был там один человек, серый кардинал (и вы его знаете), с которым он стал сотрудничать. Агитировать свой народ, поучать его, наставлять на путь истинный.

Он сильно измельчал, став работать на посылках. Его новые программы становились все хуже и хуже, их закрывали раз за разом. Последнее, что мы увидели в публичном поле прайм-тайма, — политическое шоу Петра Толстого, у которого Гордон подрабатывал вторым номером, подпевал уж как мог. Выглядело это довольно жалко.

И вот «Мужское/Женское». В программу к Александру и красивой бывшей жене Аршавина приходят разные подонки общества, маргиналы, неудачники. «Тиранил жену, детей, служанок» — да, это про них. Кто пьет до самых чертиков, кто гуляет направо-налево. Так и убить можно! Убивают, почему бы и нет.

Теперь многие говорят: «Ну вот, доигрался товарищ. Отказался от себя, изменил своему бессмертному «я» — получай». Теперь он никто и звать его никак. А ведь когда-то был Александром Гордоном!

Но я взял и посмотрел на эту «убогость» особым взглядом. А ведь ему действительно интересны эти люди! И он на самом деле пытается им помочь! И не сноб он никакой. Может, даже рассматривает для себя эту передачу как миссию: «Ну что ж вы, дурики, чем занимаетесь, на что тратите свою богом данную жизнь?» И тогда…

Тогда ему прямая дорога в президенты. Ну как президенту нищих в исполнении Гафта в «Небесах обетованных». Правда, тот президент был плоть от плоти с ограбленным народом, а этот будущий кандидат (не на этот срок, так на следующий) оказался в сильном отрыве от электората. Так ничего, все еще можно поправить, правда? Циничный вы наш.

А теперь Гомельский!

Это ведь он нам подарил NBA в начале 90-х, Гомельский, сын Гомельского. Эту сказку, фантастику! Это он нас познакомил с Мэджиком Джонсоном, Майклом Джорданом, Лари Бердом, Патриком Юингом… И сам Гомельский в своих репортажах был на уровне этих супермегазвезд. Баскетбол он раскладывал нам по косточкам, понимая абсолютно все его нюансы до мелочей. В меру сдержанный, но, когда нужно, очень эмоциональный. Отличный, вкусный русский язык, ну и опять же — сын…

Про Александра Яковлевича Гомельского, которого так и звали — Папа — и в жизни, и в сборной, и в ЦСКА, еще не сняли свой фильм. Хит сезона «Движение вверх» в исполнении Машкова — это про Владимира Кондрашина, блистательного победителя американцев за три последние секунды. Но и Гомельский не раз обыгрывал Америку. И был олимпийским чемпионом — в Сеуле в 1988-м. И Кубки европейских чемпионов, и первенство СССР, и победы над «Жальгирисом». Все это Папа и его команда.

Владимир Гомельский очень на него похож. Он тоже играл в баскет, тоже был тренером. Но стал мастером разговорного жанра, большим мастером. На «НТВ+» он комментировал все матчи ЦСКА. На Первом вел Олимпиаду. Но когда образовался «Матч ТВ», его туда пустили не сразу: мешал договор с первой кнопкой, где он в ночных новостях читал спортивные новости. Не его уровень!

И вот теперь Гомельский вернулся во всей своей красе. И так радует нас — заслушаешься! С ним баскетбол уж точно лучшая игра с мячом. Но только после футбола.

Памяти Хворостовского

Он был посвящен памяти Дмитрия Хворостовского. Как всегда, у Сати были гости: на этот раз Дмитрий Бертман и Константин Орбелян. Конечно, они очень хорошо знали великого маэстро. Вспоминали о нем — с грустью, с улыбкой. Показывали фрагменты из опер, где так великолепно пел Дмитрий, романсы, песни военных лет в его исполнении.

Но мы о ТВ. Как это было сделано… Ведь даже самую душевную, пронзительную, чистую передачу надо еще уметь создать. Не играть на камеру, нет, не делать вид, не притворяться…

Так вот, и этически, и по-телевизионному эфир, посвященный Хворостовскому, оказался на необычайной высоте. Сати на этот раз отменила несколько своих рубрик, послесловие в концовке. Просто сидели люди, вспоминали, говорили о человеке, которого больше с нами нет. Как говорили… Как смотрели друг другу в глаза… И на кадры с пением Хворостовского… И что было в этих глазах… Столько в них было…

До сих пор не могу забыть эту программу.

Источник

Смотрите также

Как взломать чужую голову на расстоянии. Антиутопия от интернетофоба

   Двадцать лет назад новозеландец Эндрю Никкол сделал впечатляющий дубль: выпустил режиссерский дебют — научно-фантастическую …

Добавить комментарий