Главная / Культура / Скандал вокруг выставки русского авангарда в Генте привел к следу советской мафии

Скандал вокруг выставки русского авангарда в Генте привел к следу советской мафии

Странная история вокруг выставки русского авангарда в музее Гента развивается в арт-сообществе. Искусствоведы и арт-дилеры из разных стран опубликовали открытое письмо, в котором говорится: выставленные работы «вызывают множество вопросов» — то есть взялись неизвестно откуда.

Скандал вокруг выставки русского авангарда в Генте привел к следу советской мафии

В Гентском музее 20 октября открылась выставка ранее не известных работ русского авангарда. Среди авторов: Кандинский, Малевич, Гончарова, Попова, Филонов, Родченко, Татлин… Широкое освещение в международной прессе.

Выставки подобного рода за рубежом можно пересчитать по пальцам, и каждая становятся событием. 24 полотна, представленные в Генте, происходят из коллекции Игоря Топоровского.

Вот как описывает бельгийское издание La Libre визит в его брюссельский дом. «На стенах гостиной и столовой — многочисленные полотна. Кандинский лучшего периода, Малевич 1914 и 1920 годов. Вырезанные Малевичем из дерева головы. А еще — картины Александры Экстер, прекрасный триптих Натальи Гончаровой…

Игорь Топоровский утверждает, что может подтвердить происхождение каждого предмета искусства. Топоровскому 51 год, он изучал историю искусств в Московском университете. Когда распадался СССР, он стал одним из молодых советников Горбачева — готовил для него досье перед поездками в Западную Европу. При Ельцине Топоровский часто приезжал в Брюссель в качестве «теневого дипломата».

Но приход Путина к власти все изменил — в 2006 году Топоровский переехал в Европу со своей семьей и коллекцией».

О происхождении коллекции Топоровский рассказал бельгийским журналистам следующее. Якобы его супруга Ольга — в девичестве Певзнер — родственница художника Антона Певзнера и его брата, архитектора Наума Габо. Певзнер и Габо, перед эмиграцией из СССР, приобрели произведения запрещенных тогда художников-абстракционистов.

Отец жены Топоровского был близким другом известного коллекционера, владельца богатейшей коллекции русского авангарда Георгия Костаки, от которого кое-что перепало Певзнерам.

Топоровский также сообщил, что часть своей коллекции он нашел в Одессе. Якобы там оказались полотна, которые пытался спасти от уничтожения директор Эрмитажа в 1934–1951 годах Иосиф Орбели. Наконец, еще несколько работ, по утверждению Топоровского, он купил в начале 1990-х, когда картины авангардистов выставлялись за бесценок.

В итоге скандал подняли 11 европейских искусствоведы, кураторы, арт-дилеры и коллекционеры, среди которых наш исследователь русского авангарда, специалист по Казимиру Малевичу Александра Шатских, живущая в Нью-Йорке. Они написали открытое письмо, в котором утверждают, что подлинность показанных на выставке работ вызывает сомнения, так как они не упоминаются в научных публикациях, и об их происхождении нет никаких достоверных сведений. Например, ранее не было ничего известно о том, что Малевич расписывал сундук и прялку, представленные на выставке в Генте.

Мы связались с ведущими российскими исследователями русского авангарда. Одни наотрез отказался комментировать ситуацию, кто-то аккуратно «съехал с темы», другие восклицали, что «это точно подделки». На вопрос «с чего вы взяли?» несколько экспертов ответили: «Ну у меня сомнения»; «Ой, нечистая история», «Мне достаточно было увидеть эти вещи на экране»… Развернутого ответа мы добились только от одного эксперта, который захотел остаться анонимным, опасаясь неприятностей со стороны влиятельных людей.

– Топоровский не с улицы возник, в чем нас пытаются убедить, – говорит собеседник. – В 2004 году в Туре он показал свои работы на выставке Александры Экстер. Их тогда тоже объявили подделками, но Топоровский доказал их подлинность во французском суде…

За все эти годы несколько смелых женщин-экспертов высказывались начистоту, но с ними и даже с их детьми после этого расправлялись. Мне как одинокому и бездетному, казалось, нечего терять, и я тоже попытался заикнуться в свое время о случившимся с коллекцией русского авангарда. Через несколько дней меня уволили с уважаемой должности, закрыли двери во все городские институции. «Не на того напали», – подумал я, будучи не последним специалистом в области русского авангарда, я понимал, что без частных заказов на исследования и статьи не останусь. К сожалению, те, кто за этим стоят, тоже это поняли и взялись за родительский дом, где я прожил всю жизнь. Пригрозили, что подожгут… Нашли способы заткнуть всех из старой гвардии, кто что-то знает.

– Эта история тянется с 1990-х, если не с 1970-х, когда некоторые чиновники, заручившись, поддержкой продажных музейщиков и искусствоведов, втихую начали распродавать госзапасники на Запад. Им казалось, что пропажу авторских копий русских авангардистов никто не заметит. Специалисты, конечно, заметили, но промолчали, получив разного рода дивиденды: вот кто-то до сих пор получает в виде директорских кресел в музеях и галереях…

– В первую очередь Малевича. Или вы думаете, что он только «Черный квадрат» копировал? Для авангардистов это было стандартная практика — создавать по нескольку копий, для многих выставок работы в последний момент дописывались.

Поймите, распродающие наше наследие чиновники до сих пор у руля в той или иной роли… Если эта история всплывет, это ударит не только по ним, но и по авторитету всей страны.

Крупным коллекционерам не выгодно, чтобы подтверждалась подлинность вещей, аналоги которых есть у них в коллекциях. Они моментально потеряют рыночную стоимость.

– Это давно продолжается. Вспомните случай с коллекционером Натановым, который провез свои работы русского авангарда по пяти провинциальным музеям, повесил их их рядом с авторскими копиями. После этого взорвали его машину.

А этим летом Лобанов-Ростовский подарил Ростовскому музею несколько своих вещей, так их, не глядя, объявили подделками. А все потому что Лобанов-Ростовский до этого несколько своих театральных работ продал иностранному фонду, а не нашим бандитским коллекционерам.

– В 1990-е она подтвердила у частного коллекционера Грибанова в Чехии подлинность 200 работ Малевича. А через короткое время отказалась от всех подтверждений. Почему-то же ей стало страшно. С тех пор она все отрицает.

Беда в том, что у нас отняли огромное наследие, а сейчас не хотят его признавать, не давая сравнивать зарубежные вещи с работами из российских музейных фондов. Каждого волнует своя биография: кому-то, как нам, важно выжить, а кому-то нажиться. Вот и вся правда.

Источник

Смотрите также

В Переславле проходит выставка «Необыкновенные истории обыкновенной ложки»

Добавить комментарий