Главная / Культура / Семейный портрет великой страны

Семейный портрет великой страны

Семейный портрет великой страны

  В музейных витринах — яркие, будто живые образы людей, которые словно бы собрались на фестиваль, на праздничный слет большой семьи, надев по этому случаю все самое лучшее. Это очень пестрое собрание, где не найти хотя бы двоих, одетых одинаково. Вот задумалась о чем-то, подперев щеку кулаком олонецкая крестянка в пышном белом платке, а женщина из саратовской губернии в цветастом наряде задорно подбоченилась, словно готовая пуститься в пляс. Здесь и гости из Средней Азии в полосатых халатах и северяне в тяжелых мехах.

Серия фарфоровых фигур «Народности России», созданная на Императорском фарфоровом заводе в 1907—1915 годах — это не просто свидетельство своего времени, а впечатляющий художественный проект, имеющий и вполне научную ценность. Фигурки, изображающие представителей разных народов и всяческие народные типажи существовали и раньше, но в основном в декоративных целях, как забава и экзотический элемент — арапчата, турки, какие-нибудь итальянские крестьяне или разносчики в лаптях соседствовали на одной полке с абстрактными буколическими пастухами и пастушками и их овечками и собачками. В таком подходе присутствовал немалый элемент чванства белого европейца перед «инородцами» и дворянства перед простонародьем, которое только и одевалось в национальные костюмы. Разумеется, ни о каком тщательном изучении этих костюмов и особенностей внешности речь не шла, результат представлял из себя пусть изящный, но китч.

Русские сторожилы

300-летие дома Романовых оказалось достаточным поводом для того, чтобы эту тенденцию переломить. В 1907 году Николай II заказал Императорскому фарфоровому заводу коллекцию фарфоровых фигур, которые должны были представить всему миру население России. С одной стороны такой проект нес патриотическую нагрузку, позволял прочувствовать, как огромна и разнообразна Российская Империя, сколько разных народностей она объединила под своей короной. С другой стороны, наука этнография уже развилась настолько, что ее данные стало возможно использовать и воплотить в прикладном искусстве. Научным консультантом проекта стал директор музея Антропологии и Этнографии академик В. В. Радлов.

Поскольку заказ был все же парадным и исходил от императорских особ, то авторам — скульптору Павлу Каменскому, заведующему бутафорской мастерской Императорских театров, и художнице Марии Герцак пришлось пойти на некий компромисс между декоративностью и научностью. Подавляющее большинство персонажей как бы позируют в ярких праздничных одеждах, и даже сеятель выглядит так, словно собрался в церковь в большой праздник или на гулянье. Всего фигур 74, хотя известно, что заказано было 146 форм — первоначально планировалось представить каждую народность обоими полами, но потом от идеи отказались — и так ее изготовление всех фигур затянулось до 1915 года. В проекте оказались представлены далеко не все народности России, которых насчитывалось более 400, включая жителей разных русских губерний, отличавшихся своими традиционными нарядами. Особое внимание авторы уделили народностям Севера, Дальнего Востока, Сибири и Средней Азии — именно в эти края снаряжалось особенно много экспедиций, собравших богатый материал.

В собрании Российского этнографического музея хранятся 34 скульптуры из серии — они и представлены на выставке. В наши дни Императорский фарфоровый завод производит уменьшенные копии фигур, но по оригиналам, разумеется, можно гораздо больше судить о масштабе и тщательности проделанной более ста лет назад работы. Кроме всего прочего, выставка заставляет задуматься о такой непростой теме как многонациональность России и об истории отношения центра к населяющим страну народностям — как до Октябрьской революции, так и после нее.

В наши дни все чаще слышны спекуляции вокруг слов Ленина о России как тюрьме народов, причем, авторы этих спекуляций отнюдь не являются сторонниками Октября. Разумеется, по парадной сувенирной коллекции серьезные выводы сделать сложно, но можно отметить как искренний и уважительный интерес к детали там, где могли ограничиться условным сходством, так и сам факт того, что национальный костюм даже самых малых народностей к рубежу веков и эпох отнюдь не исчез. В России не пытались искоренять национальную самобытность, в отличие, например, от Британской империи, где в XVIII шотландским горцам строго запрещали носить килты. Российский этнографический музей был создан еще в конце XIX века как отдел Русского музея, а при Советской власти он стал одним из крупнейших этнографических музеев Европы. Его коллекции бережно хранят как национальные костюмы, так и прочие черты материальных культур, многие из которых ушли в прошлое — не по чьему-то злому умыслу, а под натиском времени.

С фигурами из коллекции «Народности России» можно познакомиться в Российском этнографическом музее до 14 января.

Источник

Смотрите также

Макрон сказал о Серебренникове от лица элит

Не проходит дня, чтобы на разные лады не склоняли дело Седьмой студии, и конкретно — …

Добавить комментарий