Последние новости
Главная / Культура / Самуил Маршак: современники глазами поэта — поэт глазами современников

Самуил Маршак: современники глазами поэта — поэт глазами современников

Самуил Маршак: современники глазами поэта — поэт глазами современников

  В рамках сотрудничества с Национальной электронной детской библиотекой, ИА REGNUM знакомит читателей с архивами библиотеки и значимыми событиями в мире детской литературы. Агентство публикует третью часть архивов, посвящённых Самуилу Маршаку.

Плакат. Маршак-Кукрыниксы. 1941 год

О детском писателе рассказывает ведущий библиограф отдела рекомендательной библиографии Российской государственной детской библиотеки Кирилл Захаров:

Против войны

«Биографическая» подборка рассказывает о жизни Маршака во время Великой отечественной войны. Поэт хотел отправиться на фронт, но его, по здоровью, оставили в Москве. Маршак жил в неотапливаемой квартире, писал для журналов, газет и «Окон ТАСС», а ночами иногда дежурил на крыше своего дома на улице Чкалова. Он печатает фельетоны, сатирические стихи, стихотворные листовки, придумывает плакаты вместе с Кукрыниксами.

© Национальная Электронная Детская Библиотека

Маршак-сатирик
Кадр из документального диафильма о Маршаке:
Галанов Б.Е.
Самуил Яковлевич Маршак / [автор Б. Галанов; худож.-оформ. Ю. Зеленков.- Москва : Диафильм, 1963.- 1 дф. (57 кд.)
http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/40081

© Национальная Электронная Детская Библиотека

Краткая, в 2-3 словах строка, живой, гибкий стих метко разили врага.
Кадр из документального диафильма о Маршаке:
Галанов Б.Е.
Самуил Яковлевич Маршак / [автор Б. Галанов; худож.-оформ. Ю. Зеленков.- Москва : Диафильм, 1963.- 1 дф. (57 кд.)
http://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/40081

Это интересно

Существует также подборка, иллюстрирующая факты, которые не всегда с легкостью можно найти в биографиях Маршака и даже в интернете. Мало кому известно, что знаменитого детского поэта в самом начале его литературного пути (1910 год) благословил Александр Блок, сказав «у вас есть свое солнце». Здесь же можно узнать о множестве псевдонимов, которыми Маршак подписывал свои ранние литературные опыты: Д.Ф., Д-р Ф-н, Доктор Фрикен, Индриксон, С. Кучумов, Нанди, С. Михайлов, Я. Самойлов, М. Смирнов, Уэллер, Яковлев. Под псевдонимами в 1924−25 годах были выпущены и три книги стихов для детей: «Аэроплан», «Дураки» и «Ванька и Васька». Но, конечно же, это далеко не все.

Знаете ли вы, что у героя знаменитого стихотворения Маршака «Вот какой рассеянный» был реальный исторический прототип. Прообразом стал Иван Алексеевич Каблуков, профессор Московского университета, исследователь электрохимии и неведомых растворов, автор докторской диссертации «Современные теории растворов (Вант-Гоффа и Аррениуса) в связи с учениями о химическом равновесии». Будучи настоящим ученым, то есть человеком сосредоточенным на своих мыслях, в повседневной жизни профессор был большим чудаком. Кроме того, у него была удивительная особенность речи: начало одного слова он приставлял к концу другого так, что вместо «палка с золотым набалдашником» получалось «палка с набалдым золоташником». На вопрос «Иван Алексеевич, чего хотите, чаю или кофе?» он отвечал: «Я попросил бы кошечку чаю». Заканчивая лекцию, говорил студентам: «Господа! Следующая лекция будет не во вторницу, а в пятник! То есть не так: в пятник, а не во вторницу!»

Прочитав стихотворение Маршака, профессор узнал в главном герое себя. При встрече с братом Самуила Яковлевича, писателем М. Ильиным, он шутливо пригрозил ему пальцем и сказал: «Ваш брат, конечно, метил в меня!»

Профессор Иван Алексеевич Каблуков

Самуил Яковлевич Маршак приводил в детскую литературу «бывалых людей», в том числе водолазов. Слушая их рассказы, он сам захотел опуститься в водолазном костюме на дно реки. И вот мечта сбылась. Маршака долго одевали, инструктировали: как себя вести под водой. Наконец, спуск состоялся. Но Самуил Яковлевич, совсем как «человек рассеянный», быстро забыл под водой все наставления, перестал стравливать воздух, скафандр раздулся, и водолаза вытолкнуло на поверхность как воздушный шар…

При погружении присутствовал известный художник Александр Самохвалов. Впоследствии он при поддержке Маршака написал и проиллюстрировал несколько книг: «Водолазная база», «В лагерь!», «Ходя» и «Три случая под водой». Последнюю он подарил своему учителю с таким посвящением: «Самуилу Яковлевичу, который сам устроил несчастный, но окончившийся счастливо, случай!»

Александр Самохвалов. Обложка книги «Три случая под водой»

Переводя знаменитое стихотворение «Humpty-Dumpty» из сборника «Песни матушки Гусыни» («Mother goose rhymes»), Самуил Маршак придумал Шалтая-Болтая. Когда же в 1955 году поэт приехал в Лондон на международную театральную конференцию, газета «News Chronicle» представила Самуила Яковлевича своим читателям таким образом: «этот человек сделал Humpty-Dumpty русским!» Забавный персонаж классических стихов и герой книги Льюиса Кэрролла «Алиса в Зазеркалье» знаком каждому англичанину с детства. Найденный Маршаком образ оказался настолько универсальным, так органично вошел в ткань русского языка, что теперь им пользуются все: переводчики художественной литературы, журналисты, и мы, читатели. Потому что как еще можно назвать Шалтая-Болтая, если он и есть Шалтай-Болтай!

Уильям Денслоу. Иллюстрация к книге «Шалтай-Болтай»

В середине 1950-х годов Самуил Яковлевич Маршак представлял нашу страну на юбилейном Шекспировском конгрессе в Лондоне. О его приезде узнал великий актёр и режиссёр Чарльз Спенсер Чаплин. Он прислал Маршаку и его сыну Иммануэлю билеты на премьеру своего фильма «Король в Нью-Йорке». После показа фильма их пригласили на закрытый банкет, где Чаплин познакомился с Маршаком лично. Они долго беседовали и очень понравились друг другу.

Интересно отметить, что за четверть века до описываемых событий выдающийся художник Владимир Лебедев придал «рассеянному с улицы Бассейной» черты сходства со знаменитым Чарли Чаплином.

Владимир Лебедев. Рисунок из книги Самуила Маршака «Вот какой рассеянный»

До конца жизни Маршак оставался немного ребенком. По свидетельству его ученика и друга Валентина Берестова, однажды Маршак во сне увидел себя молодым и полным сил. Комната была залита солнечным светом, а из окна протянулась ветка осеннего клена, усыпанная красными и золотыми листьями. Маршак, хотя и понимал, что все происходит во сне, сорвал самый нарядный лист и спрятал его под подушку…

Проснулся он, увы, опять больным и старым… Но всё же не удержался и полез под подушку за потаенным листом: хотел доказать своим близким, что всё случилось на самом деле… Листа, конечно, не было!

Одна из поздних фотографий Самуила Маршака

Знаменитые иллюстрации

Последняя подборка рассказывает о работах шести самых известных иллюстраторов произведений Маршака. Это работы Владимира Лебедева, причем разных периодов — раннего и позднего. Это иллюстрации к знаменитому «Цирку» и книге «Мы военные». Таким образом, возникает прекрасная возможность задуматься не только о работе художника, но и творческом, жизненном кризисе, который Лебедев пережил, радикально переменив свою манеру. Тексты Маршака, увиденные глазами разных художников, могут быть удивительно непохожими. Книги работы Лебедева, Конашевича, Чарушина, Васнецова, Монина, Митурича — они как будто иллюстрируют совсем разных авторов. И это уже повод задуматься о сущности творчества как такового, ведь оно, по большому счету, и есть возможность увидеть мир своим собственным, необычным взглядом, передать это видение зрителю.

Владимир Лебедев. Иллюстрация из книги «Мы военные»

В творчестве Владимира Лебедева легко обнаружить следы перелома: под воздействием критических ударов художник стал рисовать иначе, подчеркнуто «реалистично», однако остался несомненным мастером.

Владимир Лебедев. Иллюстрация из книги «Мы военные»

Владимир Конашевич. Иллюстрация из книги «Вот какой рассеянный…»

Если Лебедеву прототипом для рассеянного послужил актер Чарли Чаплин, то Конашевич нарисовал под видом этого героя своего коллегу, художника Николая Тырсу.

Владимир Лебедев. Рисунок из книги Самуила Маршака «Вот какой рассеянный»

Евгений Чарушин. Иллюстрация из книги «Детки в клетке»

Сегодня мы воспринимаем зверяток Чарушина как нечто само собой разумеющееся, однако в те годы, когда художник их рисовал, звучали критические отзывы. Чарушин подходил к изображению животных не вполне традиционно, используя «пятна» и многочисленные мазки кисточкой.

Евгений Чарушин. Иллюстрация из книги «Детки в клетке»

Юрий Васнецов. Обложка книги «Кошкин дом»

Юрий Васнецов создал совместно с Маршаком не очень много книг, однако каждая из них стала яркой и бесспорно имеет историческое значение, как пример союза знаменитого поэта и подлинного мастера «наивно-лубочной» иллюстрации.

Юрий Васнецов. Обложка книги «Кошкин дом»

Евгений Монин. Иллюстрация к стихотворению «В гостях у королевы»

В иллюстрациях Евгения Монина отразился его архитектурный опыт. Здесь часто (как полноправные герои) показаны разнообразные здания, либо же действие разворачивается в закрытых «камерных» пространствах внутри построек. Даже пейзажи у Монина обжиты, словно дома.

Евгений Монин. Иллюстрация к стихотворению «В гостях у королевы»

Май Митурич-Хлебников. Иллюстрация к стихотворению «Перчатки»

Май Митурич-Хлебников происходил из семьи, связанной с авангардом, достаточно упомянуть, что мать его была сестрой того самого Велимира Хлебникова, знаменитого поэта-футуриста. Самого Митурича нередко называют «художником света», точно так же его можно называть «художником цвета». Цвета в его работах очень яркие и насыщенные.

Май Митурич-Хлебников. Иллюстрация к стихотворению «Перчатки»

Смотрите галерею к статье

Источник

Смотрите также

Повесть о Рамоне и Эрмоне: горячие сердца влюбленных паровозов

   Паровозы живые. Это вам скажет каждый ребенок, а очень многие взрослые просто не признаются …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *