Главная / Культура / О непротивлении злу рогами. Фердинанд

О непротивлении злу рогами. Фердинанд

О непротивлении злу рогами. Фердинанд

  

Это далеко не первый мультфильм о скотине, спасающей свои крылья, рога и копыта от двуногих хозяев планеты, которые то нещадно эксплуатируют ее, то банально едят. Можно вспомнить великолепную экранизацию оруэлловской «Фермы животных» или не столь классический, но весьма остроумный «Побег из курятника». Речь, разумеется, как и в любой басне с героями-животными, не о свиньях, лошадях и курах с петухами. Не исключение и мультфильм «Фердинанд», вроде бы никак не претендующий на какую-то социальную значимость. Добрый мультик на Рождество, не более.

Вообще-то о таких вещах, как коррида и скотобойня, детям редко рассказывают, по крайней мере, в американских мультфильмах. Испания другое дело, там у детишек это в крови, они играют в быков и матадоров (порой эти игры плохо кончаются, если верить Хемингуэю). Но речь-то не о печальной судьбе обреченных быков, она об агрессии и насилии, а об этом с детьми в наше время беседовать как раз принято. Точнее, о том, что «агрессивность — нехорошо», как говаривал кибернетический надзиратель, приставленный к герою старенького сериала «Сослан на планету Земля». Но одно дело погрозить пальцем, а совсем другое — продемонстрировать обаятельный положительный пример, которому захочется подражать. Целую тонну добра с широченной улыбкой и ангельскими глазами. Здоровенные рога — вместо веночка или нимба.

«Фердинанд» — это, по сути, антипод «Кунг-фу Панды», своеобразная полемика. Попадаются там даже знакомые чисто визуальные моменты — когда у летящего кувырком в рапиде героя волнообразно колышутся черты «лица». Посыл прямо противоположен: вместо неприспособленного к дракам персонажа, который становится бойцом, — настоящая машина для убийства (в обоих смыслах), от боя принципиально отказывающаяся.

Вся рассказанная в мультфильме история настойчиво и даже навязчиво внушает — если не поддаваться на провокации и воздерживаться от агрессивного поведения последовательно и до конца, то непременно победишь. Самый жестокий враг устыдится, а если не устыдится, то его устыдят и заставят отступить. Такое поведение не трусость, не слабость, а, напротив, героизм — бык Фердинанд ведь смел, силен и находчив, он просто не желает драться.

Вопрос непротивления злу — тема древняя, о которую кто угодно и рога, и зубы обломает. Например, в романе Сенкевича «Камо грядеши?» христиане в массе своей кротко и смиренно встречают смерть на арене, но силач Урс, спасая девушку, привязанную к рогам разъяренного дикого быка (один из символов природно-хтонических агрессивных инстинктов, тут уж никуда не денешься), сворачивает зверюге шею — и обретает вместе с девушкой свободу. Симпатии читателя кроткие мученики и могучий боец делят поровну.

Более недавний, и более реальный пример — история Махатмы Ганди и борьбы индийского народа за независимость. Как известно, принцип ненасильственного сопротивления там в конце концов сработал, но это отнюдь не была борьба преисполненного доброты одиночки. И, пока неповоротливая машина ветшающей колониальной империи сообразила, что ей не справиться с совершенно нестандартной ситуацией, многие сотни индийцев погибли в тюрьмах и от окованных железом дубинок полицейских и солдат.

В мультфильме нет примера жертвы, осуществившейся до конца, безальтернативный хеппи-энд заставляет думать, что причина агрессии — просто недоразумение и дурная привычка, что не надо бояться отказаться от насильственной борьбы в любой форме, даже невинной. Ведь, в конце концов, вовсе не обязательно было бы пронзать матадора рогами, умнице, с ловкостью жонглера ловящему фарфоровые сервизы, ничего бы не стоило раз за разом вышвыривать надоеду с арены под хохот зрителей. Вместо этого огромный бык просто садится на пятую точку и укоризненно смотрит на своего размахивающего шпагой врага. И все — добро побеждает. Маленькому зрителю, вероятно, предлагается точно так же поступить при встрече со школьными или дворовыми хулиганами.

Между тем психологи все чаще предупреждают о том, что когда интеллигентные родители убеждают своего ребенка «не связываться» и «быть выше», то это с вероятностью делает из него не святого, а травматика. А если малыш сам, несмотря на насмешки и даже побои одноклассников, раз за разом отказывается давать сдачи, то это повод для беспокойства и обращения к психотерапевту, а то и к психиатру. Потому что благие пожелания и красивые сказки — это одно, законы реальности и сформированной этой реальностью нормальной человеческой психики — несколько другое. Стоит ли пытаться подогнать живого ребенка под идеального сказочного героя? Ведь в реальной жизни бороться — далеко не всегда означает быть игрушкой в чьей-то жестокой игре, и живем мы вовсе не в цветочном раю.

Кстати, о цветочном рае и чистоте эксперимента. Волею судьбы удравший из «гладиаторского» питомника маленький Фердинанд попадает в место, где разве что розовых единорогов не хватает. Здесь его экстраординарная доброта и чудаковатость получают закономерное развитие. А если бы все обернулось иначе? Обязательно ли для того, чтобы вырасти добрым, жить в идеальных условиях и неужели выросший «на неправильной стороне улицы» обречен погрязнуть во зле? Разумеется, бытие во многом определяет сознание, но всегда ли и во всем? Есть многочисленные примеры, свидетельствующие об обратном.

Яркая личность, нарушающая вековые установления (а взбунтовавшийся против выбора между «бойцом и холодцом» Фердинанд личность вполне незаурядная) обычно возбуждает ненависть одних и притягивает других. Если фигура недруга детства, поддерживающего жестокие правила игры, вполне убедительна, то друзья у Фердинанда какие-то странные — компания отвязных вороватых ежиков и полубезумная «успокаивающая коза», живущая во власти случайных и переменчивых идей, западающих ей в голову. У этих помощников нет никаких принципов, помогают они герою просто по приколу или порыву. Вся история их ничуть не меняет, они остаются ровно такими, какими были. С некоторой ностальгией вспоминаешь вполне вменяемых и достойных друзей Бэмби, ну, или того же Кунг-фу Панды, не говоря уж о советских мультфильмах, где воришки, разгильдяи и прочие существа с обочины жизни в положительных персонажах не ходили.

Впрочем, если не задаваться всеми этими недетскими вопросами и не разглядывать каждую мелочь под лупой, то очередной мультик от создателей «Ледникового периода» очень даже неплох. Действие в нем динамично, герои запоминающиеся и характером, и внешностью, гэги и шутки смешные. Если родители по возвращении из кино все же расскажут ребятам, что попытки умиротворить агрессора непротивлением далеко не всегда бывают успешными, а на корриду во всамделишном, а не мультяшном Мадриде до сих пор продаются билеты (как и не прекращаются многие другие жестокие «игры» мира сего просто от того, что кто-то решает в них не участвовать), то сходить на мультфильм всей семьей вполне стоит. В конце концов, сказка вовсе не обязана быть стопроцентно правдивой…

Источник

Смотрите также

В Переславле проходит выставка «Необыкновенные истории обыкновенной ложки»

Добавить комментарий