Главная / Культура / Маковецкий сказочно разбогател на Островском

Маковецкий сказочно разбогател на Островском

Сергей Маковецкий изысканно держит паузу. Он сидит на авансцене, небрежно льет в бокал пенное шампанское, затягивается сигареткой, равнодушно смотрит в зал. В руке у него череп (бедного Йорика?), но монолога о бывшем королевском шуте не будет. Шуты, главный среди которых он сам, представили на вахтанговской сцене «Горячее сердце» Александра Островского — шутовское действие о российской действительности и особенностях национального характера. На премьерном показе побывал обозреватель «МК».

Маковецкий сказочно разбогател на Островском

Пьеса эта, потерпевшая фиаско на премьере в 1868 году, потом с успехом шла на подмостках царской, а затем и советской России. Не было такого театра, который бы не держал в афише «Горячего сердца». Но вот что удивительно — для советского зрителя в отличие от нынешнего многое в пьесе драматурга было весьма условно. И в самом деле, что он мог знать о странных причудах ну очень богатых людей при всеобщем-то равенстве? Зато представляли их образы артисты ярко и колоритно, за что получали награды.

То ли дело сейчас — персонажи Островского знакомы до боли, узнаваемы, они — герои модных журналов, телешоу, криминальных хроник. Только имена у них не столь экзотичны, как у драматурга. Нет уже Тарах Тарасыча, Серапион Мардарьича, Павлин Павлиныча, но дело их, похоже, живет. Вот Серапион, как градоначальник, берет взятки. Павлин, как именитый купец, домашних своих тиранит. Ну а Тарах… ну Тарах — тот вообще красавец: подрядчик от избытка денежных знаков не знает, каким еще способом развеять свою мучительную тоску. Вот и куражится над бедными. Но в таком мире существуют и чистые натуры — с горячим сердцем и отчаянной головкой Параша, дочь купца Курослепова, да нежная душа Гаврило, работающий в лавке ее папаши. Так что чистое чувство, нереально трепетная любовь, с одной стороны, и продажность, цинизм — с другой. От того, как это сочетает на сцене режиссер, зависит успех спектакля. Судя по постановкам последних лет, не всем это удавалось.

Александр Коручеков, спектакли которого до сих пор шли на разных малых сценах Вахтанговского («Питер Пэн» и «Бедность не порок»), впервые вышел на большую. И устроил площадной театр, с намерениями уйти от театра традиционного. В своих намерениях он свел фарс, гротеск, драму, абсурд, реальное с нереальным. Наивный театр сочетал с психологическим. Дом знатного купца Курослепова у художника Максима Обрезкова без окон, без дверей и обозначен горизонтальными и вертикальными балками, соединенными меж собой лестницами.

Здесь всплывает подводная лодка и выезжает гусеничная машина типа танк, производя огненный выстрел. Произносятся прочувствованные монологи и, как в старом театре, персонажи подают реплики «в сторону», объясняя зрителю действия свои и чужие: «Пойду сяду», «Идет». И все это, озвученное музыкой Петра Налича, странным образом уживается, пазл складывается в картину причудливой действительности — не времен Александра Николаевича Островского, а сегодняшнего дня, населенного всякими там Тарах Тарасычами Хлыновыми с Серапионами Мордарьичами Градобоевыми. И главное, с жестким выбором, перед которым резко поставлены бывшие советские и новые российские граждане: жить по совести, но трудно, или все-таки ну ее, эту совесть вместе с достоинством, зато легко и красиво. Месседж актуальный и читается однозначно.

Спектакль у Коручекова получился театральный, с яркими актерскими работами — колоритнейшие городничий (Евгений Князев) и подрядчик Хлынов (Сергей Маковецкий), купчина Курослепов (Евгений Косырев), приказчик по дому Наркис (Виталий Семеновс), Матрена Харитовна (Ольга Тумайкина, Анна Антонова), дворник Силан (Анатолий Меньщиков), мещанин (Олег Лопухов). Да еще четверка на подхвате, единая во всех лицах: работников у Курослепова, солдат у городничего и разбойников у Хлынова (Павел Юдин, Евгений Пилюгин, Денис Самойлов, Василий Цыганцов). У героя Маковецкого, выплывшего из трюма на своей субмарине, глаза равнодушные, почти что мертвые — деньги есть, а девать некуда. Даже этому болвану городничему уже некуда их засовывать. Последний шанс развлечься — переодеться шайкой разбойников и выйти на большую дорогу, где бродят горячее сердце с нежной душой. Надо сказать, что после эффектной разбойничьей сцены в лесу автор как-то оставил Хлынова в покое, поэтому Сергей Маковецкий перед закрытым занавесом дает мастер-класс, как изысканно держать паузу: небрежно льет в бокал пенное шампанское, затягивается сигареткой и равнодушно смотрит в зал. В руке у него череп (бедного Йорика?): «На этом роль Хлынова закончена», — без обиняков сообщает он зрителю и под бурные аплодисменты покидает сцену.

Очень хорошие работы у Марии Бердинских, Василия Симонова и Юрия Цокурова, хотя играть драму рядом с острой комедией, да еще в исполнении больших мастеров, непросто. Особенно Симонову, герой которого беден, скромен, с трепетной душой — таких девушки не любят. Судя по аплодисментам в его адрес — любят и еще как.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник

Смотрите также

Посетитель Третьяковки порезал полотно картины «Иван Грозный убивает своего сына»

Столичная полиция задержала вандала, который вечером 25 мая металлическим столбиком ограждения разбил стекло картины Ильи Репина …

Добавить комментарий