Главная / Культура / Иосиф Кобзон на прощании: «Такого солнечного, как Шаинский, больше не будет!»

Иосиф Кобзон на прощании: «Такого солнечного, как Шаинский, больше не будет!»

Его жизнь пролетела как песня, наверное, также быстро, как он писал своего «Антошку» на стихи Энтина — всего за пять минут… просто окрыленный садился за рояль, наиграл — готово! Музыкальные идеи летели из него как из рога изобилия: «я всё время что-то пишу», — говорил он в интервью… Теперь говорят о нем. В Москве, в Доме композиторов прошло негромкое прощание с Владимиром Шаинским. И в понедельник же его похоронили на Троекуровском кладбище.

Иосиф Кобзон на прощании: «Такого солнечного, как Шаинский, больше не будет!»

…Народу не сказать много, но пришли самые преданные. Тут и Иосиф Кобзон, и Лев Лещенко, и замминистра культуры Александр Журавский, и глава культурного департамента Кибовский, друзья, родные. Сцена, гроб под органом, венки, улыбающийся потртет. И словно для него, впервые за много дней, выдался такой солнечный день!

— Конечно, появятся и другие композиторы, — говорит на панихиде Иосиф Кобзон, — но такого солнечного как Шаинский, уже не будет. Посмотрите, какую светлую память оставил по себе этот человек небольшого роста, но великого таланта!

Шаинский прошел серьезнейшую академическую школу, начинал свои композиторские опыты с написания серьезных симфоническим тем, и каждая его последующая песня, — как подробно рассказывал «МК» композитор Владимир Дашкевич, — опиралась на классическую симфоническую традицию. Поэтому его потенциал был огромен. И за каждой, казалось бы, простой мелодией — взгляд в вечность.

— От песней Шаинского хочется жить! — Продолжил Иосиф Давыдович. — Любая встреча с ним внушала и радость, и надежду, как же сейчас не хватает таких творцов! Он сам бесконечно радовался, когда пел свои песни, заводил всех вокруг, вселял эту радость в нас!

…Конечно, родственники могли похоронить Владимира Яковлевича в США, где он умер 25 декабря в больнице Сан-Диего на 93-м году жизни. Но согласно последней воле, привезли его в Москву. К Дому композитора тянутся и тянутся люди с цветами. В зале звучат его песни, — «Две звезды я отыщу в облаках…».

А коллеги всё вспоминали и вспоминали о таком родном Шаинском — простом в общении, с невероятным чувством юмора, при этом абсолютно безвозрастном — он и в свои девяносто вёл себя как мальчишка, говорят, постоянно и на велосипеде катался, и с горки на лыжах. Словно войдя однажды в бесконечную страну Детства, им же созданную, он там и остался, вовлекал других, говоря — будьте чистыми, будьте счастливыми…

Вот и прощание с ним было скромным, без лишнего пафоса и ненужных слов. Шаинский всегда был на стороне жизни, жил в любви, и до последнего — как только болезнь отпускала — сразу бежал за рояль.

— Не на заказ пишу, мне самому это нужно, — говорил, — так много музыки во мне и эта музыка звучит!

А церемония меж тем завершается. Когда гроб выносили из зала, друзья музыканта и многочисленные поклонники, согласно традиции, зааплодировали. И теперь его улыбка, растворенная в сотнях любимых песен, будет и впредь входить в каждый дом, ведь он создал — помимо симфоний и мюзиклов — универсальный язык, который делает ребенка счастливым… даже если этот ребенок уже взрослый.

Смотрите видео по теме:
«»Самый светлый композитор»: Москва проводила Владимира Шаинского в последний путь»

00:00

Источник

Смотрите также

Первая государственная библиотека России. Как это было?

Добавить комментарий