Главная / Культура / Эту еду уже ели: кто снимет проклятие с Голливуда?

Эту еду уже ели: кто снимет проклятие с Голливуда?

Эту еду уже ели: кто снимет проклятие с Голливуда?

  

Бывает на свете очень странная экзотическая еда. Например, китайцы лакомятся тухлыми яйцами (на самом деле эти яйца совсем не тухлые, а хитрым способом превращенные в этакое съедобное ископаемое, но все равно отнюдь не свежачок). Или вот дорогущий кофе для настоящих ценителей делается из кофейных зерен, побывавших внутри у одной индонезийской зверюшки. Но это редкие случаи, когда продукты, ставшие сильно несвежими или вторичными, делаются от этого только лучше. Обычно это так не работает.

Новый «Джуманджи» для меня двойная личная обида. Во-первых, я очень люблю старый фильм с великолепным, трогательным до слез Робином Уильямсом. Во-вторых, мне весьма симпатичен Дуэйн «Скала» Джонсон, который сумел стать из кривляющейся на рестлерской арене горы мышц вполне приличным актером, пусть и сугубо развлекательного жанра, и со временем отнюдь не теряет как физической, так и актерской формы. В реинкарнации «Джуманджи» он единственный сумел хорошо и интересно сделать то, что требовалось от всех — изобразить человека, угодившего по волшебству в совершенно неподходящее тело. Тем обиднее было наблюдать качественную работу, торчащую из откровенно халтурной «рамки», как нос от классической статуи на лице пластмассового Рональда Макдональда.

О чем был оригинал? Об ответственности за свои поступки, о преодолении эгоизма, о том, как важно суметь шагнуть навстречу своему страху ради других. О том, что нельзя достичь цели враньем и жульничеством — обязательно рано или поздно поплатишься. О многом таком, о чем важно рассказать детям, а взрослым напомнить. О детстве и взрослении, в конце концов — это вообще вечная тема. Об отцах и детях… О поиске душевного тепла…

В новом фильме нет ничего из этих человеческих тем, нет даже внятной экспозиции. Четверо главных героев до попадания в игру и в переплет показаны настолько схематично, что, наверное, я все же несправедлива к «взрослым» актерам, которым было почти нечего отыгрывать. Какая у подростков жизнь? Какие семьи? Родители появляются на мгновение, чтобы напомнить о необходимости делать уроки или бояться всего на свете. Кстати «ботан» Спенсер, ставший в игре скалообразным профессором Брэйвстоуном — явная калька с Эдди из «Оно», со своим лекарством от «аллергии на все» (вместо астмы) и запугивающей гиперопекающей мамочкой. Но эта калька такая нестерпимо бледная, что испытываешь не раздражение, а неловкость.

Путешествие

Если же у героев-подростков и есть какие-то минимальные индивидуальные черточки, то потом они куда-то бесследно деваются. Школьная звезда инстаграмма Бетани, самовлюбленная красотка, хамящая и врущая учителям, оказавшись в теле толстячка-картографа почему-то мгновенно теряет все свои «звездные» замашки, становится доброй, сочувствующей и самоотверженной. А получившийся гендербендерный гибрид совершенно не похож на юную девушку в теле пухлого мужчины средних лет — скорее на вполне заурядного гея типа «подружка» — довольно обычный комический типаж. Совершенно не помогает затянутое опять же до неловкости знакомство Бетани-«попаданки» с интимными особенностями своей новой конструкции. Шутки про член — без них же в молодежной комедии никак, это священный канон! В данной ситуации — это вообще убойно-беспроигрышный вариант, вот он и убивает напрочь другие вполне возможные и потенциально куда более смешные детали девичьего поведения, не подходящего к новому телу. Но очень похоже на то, что авторам хотелось иметь среди персонажей просто мужчину с женоподобными ужимками, а ради почти лишенной особых примет и плоской, как картонная кукла для одевания, Бетани голосу Кунг-фу Панды Джеку Блэку и заморачиваться на отыгрыш не стоило.

С остальными персонажами то же самое. Кевин Харт отлично играет мелкого, истеричного и вертлявого «рюкзаконосца» Фриджа, но это совершенно другой характер, ничуть не похожий на Фриджа-старшеклассника. Легкий, но явственный аутизм школьницы Марты в теле каратистки проявляется разве что неумением наводить женские чары.

А самое главное — непонятно, ради чего это все. То есть, в принципе, понятно, ради чего — ради денег для одних и приятного убийства времени для других, несущих в кассу деньги. Но вроде бы должна была быть какая-то мораль, какие-то жизненные уроки, вынесенные героями из испытания? Что-то, хоть как-то соответствующее заявленному возрасту зрителя — 16+, ведь кроме возможности невозбранно обсуждать человеческие и носорожьи детородные органы этот возраст способствует и неким околофилософским поискам. Вместо этого героев практически все экранное время неловко и неубедительно учат играть в команде — то есть, тому, что здоровые детишки постигают где-то самое позднее в начальной школе. Да и командная игра получается довольно странной, где, пусть и не совсем взаправду, можно бросить товарища на растерзание зверям. Вроде как заслужил — посеял, раззява, вещь, теперь поработай брошенным для отвлечения своры куском мяса. Такие вот игры.

Бегство

Еще один момент, оставляющий к финалу с ощущением недоумения и пустоты. В оригинальном фильме герои спасали не только себя и друг друга, под угрозой оказался реальный мир, подвергшийся нападению стихий и чудовищ из колдовских джунглей. В новом фильме «попаданцы» борются только за возможность вернуться домой. Спасать Джуманджи, снимать с нее проклятие ради самой Джуманджи бессмысленно — это всего лишь игровой сеттинг, населенный безмозглыми NPC. При этом окружающая героев природа прекрасна — фильм снимался на вполне реальном острове Гавайского архипелага. Спасти эту красоту из-под власти довольно впечатляющего и действительно зловещего злодея, который вполне мог бы символизировать как разрушительную сторону природы, так и человеческое стремление природу контролировать ради неблаговидных и эгоистических целей — это вполне тянуло бы на подвиг, но… Невольно возникает мысль в буддистском ключе — об иллюзорности всего сущего и о том, что окружающие — всего лишь «боты», а значит, нужно думать только о себе или о тех, кто лично тебе близок и симпатичен. Несколько сомнительный эффект от просмотра, особенно для молодого зрителя.

Что же мы имеем в итоге? Довольно алогичное повествование, плохо выдерживающее даже «игру в игру» (например, герои не могут видеть происходящего в лагере Ван Пельта, кто же за этим наблюдает?) очень слабо обусловленные психологически действия персонажей и неубедительная, скорее задекларированная, чем прослеженная их трансформация. Чахленький и банальный, хоть и вполне верный вывод в конце — о том, что реальность лучше иллюзии, нужно жить, а не играть, быть, а не казаться. Очень много суеты, не очень смешных шуток, не замутненного ни единой мыслью или некартонным чувством развлекалова между завязкой и финалом.

Самый главный вопрос, с которым выходишь из зала — непонятно, зачем было притягивать за уши культовый и революционный для своего времени фильм 22-летней давности. Если хотели создать трибьют Робину Уильямсу, то, право же, туннель у моста Золотые ворота его имени так и остался непревзойденным памятником артисту. Наверное нехорошо подозревать авторов в желании еще раз накормить зрителя за его деньги чем-то, что он уже однажды ел, воспользовавшись громким «брэндом» и ностальгическими чувствами… Или такая мысль все же небеспочвенна? Кто же и когда снимет с Голливуда проклятие, заставляющее его вновь и вновь играть в самого себя?

Источник

Смотрите также

На Берлинале изумились вечной мерзлоте Якутии и псу Гектору, ставшему отцом

Под занавес 68-го Берлинского кинофестиваля показали фильм «Ага» — внеконкурсный, но включенный в главную конкурсную …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *