Главная / Культура / Двенадцать месяцев Петербурга

Двенадцать месяцев Петербурга

Двенадцать месяцев Петербурга

  Санкт-Петербург нередко становится источником вдохновения для художников и других представителей творческих профессий. Петербургский художник Пётр Фильчаков не стал исключением. Многие жители и гости Северной столицы познакомились с его творчеством благодаря календарю с рисунками Петроградской стороны. Корреспондент пообщался с Петром и узнал, как жители Петербурга повлияли на создание календаря, почему он стал очень личным для автора и какие еще районы города появятся в обрамлении двенадцати месяцев.

Пётр Фильчаков

: Как пришла идея использовать рисунки в календаре?

Изначально это была задумка просто создать серию графических работ о Петроградской стороне. Владельцы одного дружественного заведения на Большом проспекте — BolshoyBar — давно просили меня сделать что-то подобное о нашем острове, чтобы устроить выставку-продажу в своём баре. И вся графика, представленная в календаре — эскизы к серии «Прогулки по Петроградской». Кстати, выставка открылась 8 января и продлится до 14 февраля, а может и дольше, добро пожаловать!

Потом пришла мысль, что надо сделать такой календарь. Многие художники к Новому году издают за свой счёт календари со своими работами, иногда даже просто на подарки. И вот устроил я небольшой опрос в Facebook в группе «Петроградская диаспора» среди друзей и соседей: стоит ли печатать такой календарь, несмотря на то, что иллюстраций на все 12 месяцев не набралось? Группа небольшая, но очень дружная. Там мы обмениваемся полезной информацией и новостями острова. Подумал, если желающих наберётся на пятьдесят экземпляров — напечатаю. Группа и друзья проголосовали «за», и я в глубине души уже решил для себя: «Всё, в типографию».

Была волнительная для меня ночь тогда: я ожидал на следующий день тираж моего другого календаря, с утра подскочил часов в десять. Что для меня, вольного художника и «совы», довольно необычно. Что мы обычно делаем в наши времена, когда только проснёмся? Хватаемся за телефон или смартфон — посмотреть время. И вдруг я вижу невероятное количество сообщений, заявок на переписку, заявок в друзья, вопросов «Где?» и «Сколько стоит?» Люди, вы не спали ночью что ли, календари в подарок искали? Оказалось, что с утра о моём календаре рассказал один из новостных городских ресурсов, спасибо им большое. Но это я узнал уже позже, когда друг прислал мне ссылку, и одна из моих студенток (я преподаю на кафедре средового дизайна факультета искусств СПБГУ) прислала скриншот с другого новостного портала. Пришлось срочно отдать в печать сильно увеличенным тиражом. А потом ещё три раза заказывать дополнительные тиражи. И ещё сейчас буду печатать, спрашивают же.

© Пётр Фильчаков

«Окно. Ул. Подрезова», смешанная техника, 2017 г. Серия «Петроградка»

© Пётр Фильчаков

«Виноград на Введенской», смешанная техника, бум. 2017 г. Серия «Петроградка»

© Пётр Фильчаков

«Фонари», смешанная техника, 2017 г. Серия «Петроградка»

: Вы сказали, что ожидали тираж другого календаря. Получается, акварели Петроградской стороны — не первый Ваш календарь?

Не первый. Далеко не первый даже, если считать те, которые я практически ежегодно делал на заказ, но скорее в качестве дизайнера-графика. В своё время мне довелось много потрудиться в качестве арт-директора (не люблю это слово, отдаёт ночным клубом каким-то, предпочитал называться «главным художником») в различных городских глянцевых ежемесячниках. Иногда они были и федеральными, и даже международными. Сейчас вся эта журнальная культура умирает, все уходят в онлайн. Что, в целом, и явилось причиной моего возвращения в изобразительное искусство как таковое.

Но суть в другом — графический дизайн многостраничных изданий был (и остаётся) важной частью моего творчества. И календари я любил делать особо: придумать календарную сетку, обложку, оформление… А если ещё у заказчика был бюджет на дорогую полиграфию — радость-то какая! Но это всё касалось заказных календарей. Свой первый я напечатал к 2015 году по случаю. Как раз создал тогда календарь для одного заказчика, на хорошей бумаге. И формат календаря предусматривал большой отход бумаги при печати. На печатный лист можно было «подмонтировать» визитки, открытки и ещё что-нибудь. Я решил закрыть для себя проблему новогодних подарков и сделал календарь, где была просто моя акварель-пейзаж и календарная сетка. Его я просто дарил всем, кому хотел.

А к 2018 году был разработан календарь «Петербург в постройках Л. Н. Бенуа», формата А3, с моими акварелями, изображающими здания, построенные архитектором Леонтием Бенуа.

«На Карповке». Серия «Петроградка», акв., кар., бум. 2017 г

: Связано ли создание этого календаря с тем, что Леонтий Бенуа — Ваш прапрадед?

Ну конечно же связано. Мы в семье бережно относимся к наследию наших предков и стараемся соответствовать их величию. Моей троюродной сестрой, тоже праправнучкой Леонтия Бенуа, создан частный музей-квартира прапрадеда на Васильевском острове, в нашем семейном гнезде, бывшей коммуналке, которую в течение десятилетий по комнате возвращали в семейную собственность. Там проходят различные культурные мероприятия: концерты, выставки, экскурсии.

И вот столкнулись мы с таким фактом, что фамилию Бенуа слышали все, но, когда спрашиваешь: «Какие постройки авторства Леонтия Бенуа вы знаете?», оказывается, что знают совсем немногие. Ну, дом 26−28 по Каменноостровскому проспекту ещё помнят. А почему «Корпус Бенуа» Русского музея так назван, могут и не знать. Но ведь есть, например, здание Капеллы у Певческого моста, в ансамбле Дворцовой площади. Это же каким талантом, чуткостью и тактом надо было обладать, чтобы в конце девятнадцатого века, во время начала коммерциализации городского строительства и потаканию прихотям заказчика, органично вписаться в творение Росси и Растрелли, не притягивая излишнего к себе внимания? Справедливости ради надо сказать, что заказчиком было Министерство Двора.

И родилась у нас идея — сделать постоянную экспозицию, представляющую всё многообразие наследия Леонтия Бенуа, так сказать, наглядно в моей графике. Работа была долгая и кропотливая, в течение полутора лет я создавал эти акварели. О календаре даже и помыслов не было тогда. А в ноябре посетила мысль, что нарисовано уже более двенадцати акварелей, почему бы не напечатать календарь в качестве сувенира и для поддержки музея? Оказался востребованным, что не может не радовать.

«Здание Придворной певческой Капеллы». 1887-1889 гг. Наб. реки Мойки, д. 20.
Лист из календаря «Петербург в постройках Л.Н.Бенуа»

: У себя в Facebook Вы отмечаете, что картинок единого стиля, изображающих Петроградскую сторону, не набралось на двенадцать листов. Почему решили не дорисовывать еще шесть картинок под каждый месяц?

Когда дело касается искусства «для себя», то я могу начать прокрастинировать, как многие творческие люди. Было так, во всяком случае. Это же постоянные сомнения в востребованности своего творчества. Ещё раз за разом загораешься какой-нибудь другой идеей, и откладываешь на потом. На самом деле, как я уже говорил выше, изначально это была идея сделать просто серию работ, и двенадцать там набралось бы. Просто, например, лист «Большая оранжерея Ботанического сада» — горизонтальный, и не только он. Значит, в календарь уже «не формат». А когда общество проголосовало, что надо его печатать, времени дорисовывать уже не оставалось. Ничего, на следующий год точно будет, это я Вам обещаю.

© Пётр Фильчаков

«Набережная реки Карповки, дом 19», 2017 г. Серия «Петроградка»

© Пётр Фильчаков

«Угол Чкаловского проспекта и Пионерской улицы», 2017 г. Серия «Петроградка»

© Пётр Фильчаков

«Большая оранжерея Ботанического сада». См. техника, бум. 2017 г

: Вы самостоятельно продаете календари или кооперируетесь с магазинами?

На самом деле сейчас уже ничего не продаю, календарей не осталось ни тех, ни других. Будут дополнительные тиражи. Ну, я имею ввиду «Петроградку» и «Бенуа», как я их для краткости называю. Разве что в BolshoyBar в течение моей выставки можно приобрести набор авторских репродукций по Петроградской, представленных в календаре. На хорошей бумаге и с великолепной печатью — хороший вариант для тех, кто не может позволить себе приобрести оригинал.

Вообще всё это было самостоятельно в основном. Рассылку осуществлял, календари уезжали с курьерами в Москву, Кемерово, Новокузнецк, в дальнее зарубежье. Знаю, что есть экземпляры в правительствах Французской республики и Российской Федерации. Это «Бенуа», как наиболее представительского класса что ли. Было организованно при поддержке дружественных заведений на Петроградской несколько презентаций-вернисажей с прямой продажей от автора.

Кстати, знаете в чём прелесть прямой продажи в моём случае? Это радость, которую я видел в глазах людей, когда они получали свои экземпляры. Это удовольствие видеть, как они уходят, благодаря за творчество и прижимая к груди календарик, за который мне было немного стыдно из-за его первоначальной «хилости» — следующий тираж я сделал на более плотной бумаге и с картонной подложкой. Понимаете, деньги потратятся, известность пройдёт, нас всех забудут рано или поздно. А вот эта радость, которую я внезапно сам для себя принёс людям своим творчеством, теперь останется со мной навсегда. Нет большего удовольствия для художника, чем осознавать свою востребованность. Для меня это довольно новые ощущения, потому что раньше моё творчество приносило радость узкому, скажем так, кругу.

Поделился этими чувствами с одним замечательным человеком от искусства, кто не понаслышке знает, что такое овации, аплодисменты и радость, которую может приносить зрителям собственное творчество. Знаете, что мне ответили, лукаво улыбнувшись? «Вы просто стали хорошо делать свою работу. Не в стол и не в карман». Прекрасно же сказано. И ещё я считал, как и многие другие художники, что мы производители уникальных произведений, доступных узкому кругу людей, что художнику нужен меценат. Здесь же неожиданно получилась потрясающая возможность дать почувствовать практически каждому себя немного меценатом, сопричастным творческому процессу. И ещё порадовало то, как много в нашем городе людей со вкусом. Красота города располагает, не иначе. «Столько дурновкусия же вокруг предлагают, не из чего выбрать», говорили мне некоторые люди. «Вы просто находка, великое дело делаете». Совру, если скажу, что такое слышать не лестно. Но что-то я отвлёкся.

С магазинами… Всё это развивалось так стремительно, да ещё под самый Новый год — не до контактов с магазинами было. Сейчас вот буду пробовать, контактирую с книжными и сувенирными сетями о возможностях распространения. Но это уже совсем другие тиражи, посмотрим, как сложится. Некоторые сами на меня вышли, будем работать.

«Во дворе районного ПИБа», смешанная техника, 2017 г. Серия «Петроградка»

: Места, которые хотите изобразить, самостоятельно выбирали или советовались с другими жителями города?

Это очень личное. Наверное, тронуло людей то, что это всё пропущено через себя. Что оно тёплое, родное… Вот «Бенуа» — он другой. Немного холодный, такой парадно-петербургский. Это не означает, что я его делал как-то без сердца, нет. Просто «Петроградка» делалась для себя что ли. Так сложилось, что последние два года принесли мне несколько тяжелейших потерь, что, естественно, не могло не сказаться на душевном состоянии. Это и гибель близких, и лицемерие людей, которых я считал своими друзьями, потеря ориентиров. Не хочется углубляться в эти дебри снова, скажу только, что прогулки по Петроградской, Васильевскому, по пригородам с блокнотом и фотоаппаратом было одним из способов выбраться из той норы, в которую я залез на тот момент. Творчество отвлекает (работу на пленере я называю «антистресс»), и я заметил за собой такую особенность — хорошо получается, когда на сердце либо очень плохо, либо очень хорошо.

Наверное, в состоянии меланхолии или эйфории душа наиболее чувствительна к передаче прекрасного. А в момент, когда я видел, какую радость это может доставлять незнакомым, чужим людям — пришло осознание своего предназначения на этой Земле. Экзистенциальный кризис и вопрос «Зачем я здесь?» разрешились сами собой. И осознание того, что ты не для себя делаешь своё дело, не тщеславия или честолюбия ради. Не для того, чтобы заработать. Для людей. Чтобы оторвали свои взгляды от земли и телефонов и увидели, как прекрасен окружающий нас мир, и улыбнулись. Застывшая музыка архитектуры Петроградской. Изгиб Карповки в том месте, где видно различие высот Аптекарского и Петроградского островов. Блеск солнца на стёклах Большой оранжереи Ботанического сада. Одна улыбка человека при взгляде на какой-то там календарик — уже достижение.

Но было бы несправедливо не упомянуть «других жителей», как Вы назвали, и приписать себе весь успех. Я никогда бы не решился показать свои довольно личные работы, если бы не поддержка моих замечательных друзей. Они и мнение своё высказывали, и подталкивали к реализации этих проектов, что нельзя это в стол складывать. Каждый вложил часть своей души, своей веры в меня. Это неоценимо, низко всем кланяюсь.

А потом пришла поддержка в виде уже незнакомых мне жителей Петроградской стороны, которые проголосовали за печать этого календаря. И тут — на будущее — я уже прислушиваюсь к мнению соседей. Потому что у каждого есть какое-то своё любимое место «на районе», как говорят. Ну и есть парадная часть Петроградской, есть дворовая, тут один комментатор был прав. Но вообще, «мы все дети проходных дворов», как сказал один раз мой близкий друг. Правда, он вырос не на Петроградской, как я, а на Сенной.

© Пётр Фильчаков

«Фонари», смешанная техника, 2017 г. Эскиз к серии «Петроградка»

© Пётр Фильчаков

«На Карповке», акв., кар., бум. 2017 г. Эскиз к серии «Петроградка»

: Есть ли у Вас еще какие-то необычные работы, помимо календарей?

Вообще я люблю экспериментировать — и с манерой, и с технологией. И с выбором сюжетов. А, вспомнил! К нестандартным могу отнести свои акварельные миниатюры. Малявки, как я их называю. Среди них есть размером два на два сантиметра, например. Это в определённой мере дань памяти моему деду, архитектору Логину Шретеру (среди известных работ — район площади Мужества в Петербурге и одноимённая станция метро, в составе коллектива), который во время блокады города служил в морской артиллерии Кронштадта и в свободное время создавал подобные миниатюры. Бумага-то хорошая в дефиците была. А потом у него эта привычка осталась до конца дней. И у меня обрезков хорошей бумаги тоже много остаётся, не пропадать же ей.

: Что еще, помимо Петербурга, Вы любите изображать в своих работах?

Обожаю природу. Пригороды наши, Петергоф. Очень люблю Карелию, Сайменский канал, Выборгский залив, даже участок там присматриваю. Хочу вернуться к портретам, но это уже следующая ступень, как говорил мой отец, замечательный художник книги. Он считал, что есть десять ступеней развития художника. Пейзажи, иллюстрации, жанр — это первая ступень. Портрет, способность раскрыть характер человека (что изумительно умел Валентин Серов) — вторая. Об остальных, к сожалению, нам поговорить не довелось. Буду изучать сам. В планах серия портретов моих друзей, всех тех, кто поддержал меня в непростой для меня период. Но тут надо найти некоторый ход.

© Пётр Фильчаков

«Окно. Ул. Подрезова», смешанная техника, 2017 г. Эскиз к серии «Петроградка»

© Пётр Фильчаков

«Во дворе районного ПИБа», смешанная техника, 2017 г. Эскиз к серии «Петроградка»

: Планируете ли создать календари с видами других городов?

О да, конечно. Но я бы не привязывался именно к календарям. Можно создать серию работ, например, по Выборгу. Или по Петергофу, там я провожу каждое лето на семейной даче. А календарь из них потом сделать довольно несложно. Главное теперь — рисовать. Чтобы не шесть-семь иллюстраций на календарь было, как в этом году, а на полноценные двенадцать месяцев.

После Нового года побывал в Москве, 15 лет не был. И там с друзьями родилась идея сделать подобный проект по Патриаршим. Но для этого мне необходимо там пожить, пропустить их через себя. Влюбиться. То же касается идей по немецким и тосканским городкам, есть и такие предложения. Так что творческих планов невероятное количество, теперь главное — не останавливаться.

: А календарь с видами Петербурга на 2019 год будете делать?

Обязательно. Это и Петроградская в двух полноценных версиях, парадная и мансардно-дворовая, назову «Прогулки по Петроградской», как серию. Кстати, там на некоторых листах можно заметить человечка с таксой, себя пытался изобразить. Васильевский остров, любимый мною тоже безмерно. «Прогулки по Васильевскому», естественно. Там тоже будет персонаж с собакой, девушка, прогуливающаяся по линиям и набережным. Из календарей, подобных «Постройкам Бенуа», будут «Театры Петербурга» и «Петербургский модерн». «Реки и каналы», «Мосты» и «Набережные». «Храмы Петербурга». Интересная задача — сделать каждый в своей стилистике. Это будут не только календари, будут и просто наборы открыток и репродукций. Будут даже чехлы для телефонов и магниты. Своего рода «искусство в массы», ибо, как говорил выше, далеко не каждый может позволить приобрести себе оригинальную графику. Да и я не всегда готов расстаться с ними, это же как дети мои.

Смотрите галерею к статье

Источник

Смотрите также

В Переславле проходит выставка «Необыкновенные истории обыкновенной ложки»

Добавить комментарий